Сергей Степашин: ПРЕЗИДЕНТ ОЧЕНЬ ХОРОШО ЗНАЕТ, ЧТО ТАКОЕ НАСТОЯЩИЙ ТРЕНЕР

14 окт 2015, Футбол: трибуна тренера

Государственный деятель, член исполкома РФС Сергей Степашин дал эксклюзивное интервью главному редактору «ФТТ» Константину Столбовскому.

«Проблемы копились годами, и решать их нужно комплексно»

- Судя по вашим комментариям последнего времени, положение дел в российском футболе вас не очень-то радует. По многим ключевым вопросам вы настроены достаточно критически.
- Верно. Но это не только моя оценка. Критический настрой характерен для всех, кто по-настоящему любит, ценит, понимает российский футбол и желает ему светлого будущего.
- Чем именно он обусловлен?
- В первую очередь – игрой сборной, конечно. До сентябрьских матчей со шведами и Люксембургом мы имели несчастье наблюдать худший вариант сборной России за последние несколько лет. Очень надеюсь, что в этом смысле время разочарований закончилось: командам Слуцкого уныние вообще не свойственно.
Второе – финансовая ситуация и все, что с ней связано: долги РФС, контракт Капелло, дикие трансферы, заоблачные контракты и так далее, и так далее, и так далее… Знаете, играть в футбол за такие деньги в период экономического кризиса не только, на мой взгляд, нецелесообразно, но еще и аморально. И даже аполитично. Это наносит серьезный ущерб имиджу государства. Поэтому, собственно, я и взялся за разработку финансового регламента, который находится сейчас в стадии обсуждения, – чтобы остановить, ограничить эту бешеную гонку. Чтобы футбол России встряхнулся, оглянулся вокруг себя любимого и задумался о том, в какой системе координат, за счет чего и за счет кого он вообще существует, кому обязан своим маленьким личным счастьем.
Третий повод быть критичным – обширнейшая тема проблем детского, юношеского, молодежного футбола, а также футбола в регионах.
Трудностей, на самом деле, очень много, они копились годами, и решать их нужно комплексно. Тем более что повод у нас – лучше не придумать. У футбольной России есть исторический шанс вытащить себя из болота за волосы, повторив подвиг барона Мюнхгаузена, – чемпионат мира 2018 года. Отличный шанс сделать прорыв! Либо – как вариант, о котором не хочется думать, но который вполне реален, - поставить жирную кляксу на далекую перспективу.
Вот так бы я охарактеризовал сегодняшнюю ситуацию.
- Так стакан наполовину полон или наполовину пуст? Оговорка про кляксу возникла, подозреваю, не случайно…
- Конечно, она не случайна. До чемпионата мира осталось три года, и даже уже меньше, а серьезных предпосылок для того, чтобы сборная России смогла достойно на нем выступить, я пока не вижу. В том, что организуем и проведем турнир на высоком уровне – никаких сомнений. Сможем ли достойно выступить – большой вопрос.
- Достойно – это как?
- Место в четверке, то есть как минимум участие в полуфинале. Все, что ниже, будет расцениваться как неудача. Но для того, чтобы в эту четверку пробиться, за три года нужно сделать… Слово «революция» мне не нравится, поэтому скажу так: нужно совершить очень серьезный рывок.
- Вы действительно верите в то, что три года – достаточный срок для очень серьезного рывка?
- Верю. Если не терять время и делать точные, выверенные, но энергичные шаги – безусловно, он возможен. Перед глазами пример, уже ставший хрестоматийным, - Германия. У немцев тоже ведь был кризис, причем глубокий. Они сумели дать трезвую оценку состоянию дел в своем футболе, быстро разработали, оперативно приняли и начали системно воплощать в жизнь программу реформ. Германский футбол поднялся на новую высоту за очень короткий отрезок времени, и сегодня никто не упрекнет национальную сборную и ведущие немецкие клубы в том, что они выглядят слабо. Очень хорошая наука, в том числе и для нас.
Учиться – не стыдно. Петр Первый тоже ездил учиться в Европу, и ничего, не сломался – вон какую Россию вырубил! Надо и нам в футбольную Европу окно прорубать.
- Основа немецкого менталитета – внутренняя организация, дисциплина и порядок. Им проще жить.
- Правильная организация – только часть вопроса. Свои проблемы в футболе немцы решили с помощью прямого участия государства, и никто в Германии не стесняется об этом говорить. И нам стесняться ни к чему. Не говорю, что министерские чиновники должны командовать футболом, но государственный подход к решению накопившихся проблем должен быть. Обязан!
Я в этом смысле очень рассчитываю на ноябрьское заседание Президентского совета по спорту, который будет посвящен игровым видам, а в первую очередь – футболу. Впервые в истории нашей страны Государственный совет – по сути, аналог Политбюро ЦК КПСС, если проводить исторические аналогии, – обсудит вопросы футбола. Нет, Леонид Ильич Брежнев про футбол и хоккей тоже любил поговорить, в кремлевских кабинетах это были очень популярные темы, но – приватно поговорить, келейно. А вот чтобы так, серьезно, глубоко и системно, – это впервые. Очень хочется верить, что итоги работы Президентского совета станут некоей отправной точкой для движения вперед.
Кстати, уж если иметь ввиду сроки и дефицит времени, приведу другой пример, не футбольный. Сочинская олимпиада. В Ванкувере, как известно, у нас был чудовищный провал – мы в Счетной палате, кстати, сделали в свое время очень жесткие выводы с точки зрения эффективности вложений, бюджетных средств в том числе. А в Сочи Россия стала первой. К сожалению, украинские события немножко затмили этот выдающийся результат, но его у нас никто не отнимет.
Между Ванкувером и Сочи – дистанция в четыре года. Можем? Да, можем.

«Президент в курсе истинного положения дел в футболе»

- Вы один из тех людей, кто в силу положения способен доносить до первого лица государства свою точку зрения, рассказывать об истинном положении дел…
- Можете не сомневаться: президент в курсе истинного положения дел в футболе России. Абсолютно точно. Я вспоминаю наше общение в 2011 году, когда я, еще работая в Счетной палате, вышел с запиской о необходимости введения уголовной ответственности за так называемое хулиганство на стадионах. Президент меня сразу и безоговорочно поддержал. Владимир Владимирович Путин – по определению человек спортивный, мастер спорта Советского Союза, на всякий случай, и в предмете разбирается дай бог каждому.
- А практический эффект?
- Давайте согласимся: сегодня обстановка на трибунах российских стадионов намного лучше. Бывают, да, всплески хулиганства и даже вандализма, потому что фанатская субкультура в значительной мере асоциальна, она подразумевает бунт. Но это единичные случаи. А того зверства, драк, поножовщины, разгромов трибун, которые наблюдались раньше, давно нет. Сравнивайте и будьте объективны. Работу, конечно, надо продолжать, но мы меняемся в лучшую сторону. В этом я убежден.
Был не так давно в Санкт-Петербурге, и друзья пригласили на «Петровский». В ложу я не пошел, сел на трибуне. Знаете, ни одного матершинного слова, никакой агрессии, чистый позитив! Детей много, ребят, девушек симпатичных… Вираж виражом, там свои правила, а все остальное на «Петровиче» – культурно, аккуратно, эмоционально и очень достойно. Кто хотел – вышел в перерыве, спокойно пивка попил, вернулся обратно. И ни одного пьяного.
Меняемся. Меняемся.
- А вы не думали, что территорию специально для вас зачистили? Учинили такой, знаете, образцово-показательный спектакль…
- Да вы что? Кто я такой, чтобы ради меня устраивать инсценировки? Пенсионер государственной службы.
- Насколько помню, на той встрече с Путиным вы поднимали и тему договорных матчей. Она жива?
- Жива, к сожалению. Однако в последнее время, согласитесь, тоже загибается. Время от времени случаются выбросы, как в августе, когда было много разговоров и событий вокруг матча в Екатеринбурге, - но в виде исключений из правил. Гончаренко, кстати, повел себя тогда как мужик. Настоящий белорус! Видимо, из семьи потомственных партизан. Гнуться не стал, тайн не выдал, в грязь не ступил. Плюнул на все и уехал домой.
Меня больше смущают не договорняки, а качество футбола. Сейчас мы договорились с Виталием Леонтьевичем вот о чем: принципиально важно, чтобы к ноябрю министр спорта донес до президента наши предложения в части финансового регламента. Очень надеюсь, что президент нас услышит. Главу Администрации президента я об этом уже проинформировал. А Сергей Борисович Иванов не только любит футбол и спорт вообще, но и разбирается в нем отлично. И оценки, кстати, дает всегда очень точные.
- Любой профессионал скажет: если речь идет о государственном подходе к проблемам футбола, одной из центральных тем разговора у президента должна стать подготовка детских тренеров. Именно на этом уровне, в основании пирамиды, все и решается, на самом деле…
- Абсолютно согласен. Причем тренеров не только для специализированных школ, но и для общеобразовательных. Я вот иногда вспоминаю своего физрука и думаю: откуда он такой взялся, как его к детям допускали вообще? Футбол, по моему глубокому убеждению, нужно вводить в качестве обязательного предмета школьного образования. Как в той же Германии, где в футбол и мальчики играют, и девочки.
Тренерская проблема – это очень серьезно. Когда бывший электрик, сварщик, инженер становится по причине личного энтузиазма или в силу жизненных обстоятельств детским тренером, получая 10-15 тысяч рублей зарплаты, за которые нормальный человек тренировать ребятишек точно не пойдет, - вот тут мы свой футбол гробим и уродуем. А такое у нас сплошь и рядом. Я знаю, что говорю.
- 10-15 – это еще по-божески. Можно смело делить на два.
- Позор. Лучше тогда вообще никому ничего не платить, чем так издеваться над людьми и над великой профессией.
- Я-то с вами согласен и обеими руками «за». А Владимир Владимирович об этом услышит в ноябре?
- Думаю, услышит. Тем более что президент очень хорошо знает, что такое настоящий тренер. Ему с тренерами в жизни здорово повезло.

«В команде обязательно должен быть один рыжий»

- Президентский совет, может быть, какие-то другие форматы – вам не кажется, что мы с ними уже припоздали, если иметь ввиду именно спортивный результат-2018?
- Припоздали – вероятно, да. Опоздали – совершенно точно нет. В России есть талантливая молодежь, а у молодежи есть желание, стремление двигаться вперед. Перед глазами пример «Динамо». Я, правда, ушел из наблюдательного совета, чтобы не мешать там никому, но не в этом суть... Андрей Кобелев, динамовский воспитанник, - смотрите, как он работает с молодежью! «Динамо» – одна из самых молодых команд российской лиги, если не самая молодая. Некоторые ухмыляются и говорят: стоп-стоп, посмотрим, что будет во втором круге. Да все нормально будет! Бегать будут. Играть, дымиться, сражаться.
И вот так, по крупиночкам, мы человек 10-12 талантливых пацанов с правильной мотивацией не сможем найти? Быть такого не может! Тем более что новый тренер национальной сборной очень хорошо знает наш футбол, ему не нужно ничего рассказывать, показывать и доказывать.
Не все так безнадежно, как иногда кажется.
- Значит, вам, убежденному динамовцу, больше нравится, когда на поле выходят Живоглядов, Морозов и Ташаев, а не Самба, Джуджак и Вальбуэна?
- Конечно. Но такие ребята, как Вальбуэна, тоже должны быть, они имеют полное право играть в чемпионате России. Вальбуэна очень хороший! Константин Иванович Бесков, помню, говорил: «В команде обязательно должен быть один рыжий». Вальбуэна – классический рыжий. Иногда он, конечно, переигрывал чуть-чуть, но его футбол – это был футбол экстра-класса. Да и сам по себе он очень хороший парень, выходец из бедной семьи, который сделал себя сам. Он пришел в «Динамо» и сразу всем показал: машины – потом, ребята. Татуировки и вечеринки – потом. После 30 футбол заканчивается, думайте об этом!
Это – Матье.
- Вы успели с ним познакомиться?
- Да, два-три раза встречались, разговаривали. Он очень хорошее впечатление на меня произвел. Жаль, что уехал, но таков его выбор. Считаю, выбор правильный: Матье хочет выиграть чемпионат Европы в 2016-м, а без высокой конкуренции держать себя в тонусе невозможно. Я буду за него болеть.

«Футбол во многом отражает настроение нации»


- Игру в футбол иногда называют самым мирным оружием планеты…
- Это слишком идеалистичное представление о предмете. Не всегда оно мирное, к огромному сожалению. Мало кто знает, но ведь самые острые, самые страшные моменты кровопролития на Майдане спровоцировали так называемые «фанаты» киевского «Динамо». Оттуда все поперло, из фанатской среды. Мне Юрий Палыч Семин об этом рассказывал.
- Только одна из версий, Сергей Вадимович.
- Не версия, а факт. То же самое было в Одессе, когда случилась трагедия у Дома профсоюзов. Футбол – оружие, которое можно использовать в разных целях, если уж развивать эту метафору, и его мощь поступательно растет: и политическая составляющая, и коммерческая, и чисто спортивная. Футбол во многом отражает настроение нации, и это очень серьезно, на самом деле. Особенно там, где футбол любят, - возьмите для примера Англию, Германию, Италию.
- Россию в список не включаем?
- У нас интерес к футболу, к сожалению, устойчиво падает. Большинство граждан футбол сейчас вообще не смотрят. Такого никогда прежде не было. Да, случился провал. Провал, вероятно, объективный, он связан с распадом СССР и потерей великой советской школы, которая жила и развивалась на основе взаимообогащения стилей, направлений игры. Грузия, Армения, Украина, Белоруссия, Узбекистан – какие у нас были команды, какие школы! Сегодня ничего этого нет.
Я вспоминаю начало 90-х, когда мы жили, мягко говоря, несколько хуже, чем живем сейчас, потому что одну страну потеряли, а другую еще не нашли. Но лучшие результаты российского футбола на европейской клубной арене были достигнуты именно тогда, в смутное время. «Спартак» Олега Романцева блистал и в России, и в Кубке чемпионов – это была совершенно потрясающая команда! Она наследовала советской школе футбола, а Романцев опирался в работе на принципы, заложенные Константином Ивановичем Бесковым.
Великую тренерскую школу мы тоже, к огромному сожалению, потеряли – школу Бескова, Лобановского, Морозова, Качалина. Это грустно. И я очень признателен Михаилу Гершковичу за то, что он плотно ведет эту тему, поднимая престиж профессии, не позволяя наступать российским тренерам на горло.
Михаил и сам был очень хорошим футболистом. Выдающимся! Пара Стрельцов – Гершкович в великом «Торпедо» – это было фантастическое зрелище. Очень хорошо помню, какие они голы забивали. Однажды торпедовцы у «Динамо» на моих глазах крупно выиграли, 5:2: Эдик отдавал, Миша забивал. И вообще он замечательный человек. Мало кто знает, но Гершкович помог моей подшефной школе в Городне, православной гимназии, - там с его участием построен такой хороший аккуратный стадиончик.
- Боюсь, на правах учредителя журнала Михаил Данилович не пропустит эту историю в печать…
- А вы ему скажите, что в таком случае Степашин вообще не даст добро на публикацию интервью.
- В тренерском вопросе вы голосуете за права отечественного специалиста, я так понимаю. Альтернативы нет?
- Почему же? Альтернатива есть всегда. Если речь идет о выдающемся иностранном специалисте, у которого не зазорно поучиться, - это очень хорошая альтернатива. Пусть приезжает в Россию и работает на ее благо. Иностранный тренер должен отвечать самым высоким профессиональным критериям, любить нашу страну и говорить на русском языке – для меня это абсолютно очевидно. Я не понимаю, как можно разговаривать о футболе через переводчика, честное слово. На уровне посиделок – да, можно. На серьезном уровне – исключено. А подъехать на годик-другой, сколотить тут состояние, а потом отправить всех подальше – вот этого нам точно не надо.
Мне за отечественную тренерскую школу обидно, больно. Я человек советский, вырос в СССР, и мне посчастливилось лично знать многих наших выдающихся тренеров. С Константином Ивановичем Бесковым мы очень близко дружили, несмотря на разницу в возрасте. Очень хорошо знал Павла Федоровича Садырина и Юрия Андреевича Морозова, был знаком с Валерием Васильевичем Лобановским. Великие же тренеры, фигуры мирового масштаба, ярчайшие представители выдающейся школы! Нужно эту школу возрождать. Поэтому да: приоритет – наш тренер, отечественный.
- Фабио Капелло, с вашей точки зрения, – выдающийся тренер?
- Хороший. Причем для клуба, но не для сборной.

«Мишелю нужно сказать спасибо»


- Финансовый регламент, внесенный на рассмотрение в РФС и в лигу, – действие во исполнение государственной политики?
- Тут три ключевых момента. Первый – именно требования государственной политики, потому что мы живем в непростое время и нужно адекватно, аккуратно, очень бережно относиться к расходованию средств. И понимать, что во многих случаях – как, например, в случае с «Лукойлом» - «свой карман» тоже достаточно условное понятие. Второй – положения финансового Fair Play, который системно продвигает президент УЕФА Мишель Платини. «Динамо» на нем уже обожглось, «Зенит», ЦСКА, «Краснодар» и «Локомотив» тоже получили урок, хотя и расплатились малой кровью. Третий – бешеные деньги за ту работу, которая исполняется на футбольном поле, подразумевают прямую демотивацию. Платить следует за результат, а главная идея финансового регламента – как раз бонусная система. Это, кстати, европейская модель. Немецкая, если конкретнее.
- Для того, чтобы финрегламент вышел в топ, нужно было дождаться кризиса?
- Всему свое время. Я склонен считать, что к решительным действиям подталкивает, в первую очередь, как раз FFP. За то, что Мишель с этой идеей вышел и не отступает от ее воплощения, ему нужно сказать спасибо. Хотя я бы сделал, конечно, несколько специальных оговорок для стран Восточной Европы: в силу исторической разницы в объеме и структуре клубных бюджетов, а также экономических условий вообще.
- Вы уверены в том, что новому регламенту суждена счастливая долгая жизнь?
- Нет сомнений в том, что в профессиональном плане будет серьезная глубокая дискуссия, подразумевающая разброс мнений. В том, что регламент в итоге станет нормой футбольной жизни, - тоже. Если этого не случится, грош цена РФС.
- Допускаете такую возможность?
- Возможно все. Оппозиционное лобби опирается на самые разные аргументы. Кто-то задается вопросом «Почему не я главный герой этой истории?». Есть люди, которым ограничения просто невыгодны, поскольку они перекрывают источники легкого дохода. Нужно, кроме того, учитывать силу инерции мышления. Но в открытую, глаза в глаза, никто против не выступил, хотя разработкой документа наша группа занималась достаточно долгое время. У меня были представители ЦСКА, «Спартака», «Динамо», «Зенита» – никто против по существу вопроса не выступил. А все, что будет делаться за спиной – если будет, - пускай ляжет на их совесть.
- То есть вы намерены плотно контролировать быстрое прохождение документа?
- Безусловно. Рассчитываю, что вопрос будет вынесен на заседание исполкома в этом году, и я выскажу свою точку зрения. Если вынесен не будет – тоже выскажу, только уже в другом контексте. Я имею на это право. Пока я еще член исполкома РФС.
- Характеристика «быстро», с вашей точки зрения, важна?
- Финансовый регламент мы обязаны принять до конца года.
- Многих, знаю, тревожит стремительная динамика ограничения участия государственного капитала в клубных бюджетах…
- А у нас другого пути нет. Если не сделать все быстро, будет еще хуже. Процесс затягивает. Есть такое бюрократическое понятия – болезнь Паркинсона, только не в физическом смысле, а в управленческом. Вот не дай бог в нее попасть: гарантирована трясучка на всю оставшуюся жизнь.
- Вы задумывались о том, как скажется 70-процентное сокращение государственного участия на судьбе условного «Металлурга» из города Липецк?
- На судьбах русского футбола, в глобальном смысле – никак не скажется, потому что условный «Металлург» из города Липецк не играет толком, а мучается.
- Ну да, перестанет мучиться и умрет. Как и многие другие клубы.
- Ничего, поиграет лигой ниже, в любителях. Научится жить по средствам, наберет молодых ребят, воспитает достойную смену.
- Так жестко?
- Другого пути я просто не вижу.

«Просить денег на пропитание – это стыдно»


- За последние три года – уж не знаю, Николай ли Александрович Толстых здесь руку приложил, или судьба у нас такая, - работу РФС характеризует вялый исполком. Исполком, лишенный точки зрения. Для профессионалов – тема очень болезненная.
- Думаю, новый президент РФС это прекрасно понимает. Убежден: количество членов исполкома следует резко сократить. Сбросить балласт. Я даже не знаю, сколько там числится народу, - много, за 30. Исполком, на мой взгляд, должен состоять из 7-10 абсолютно профессиональных людей, обладающих достаточно высокими полномочиями и ответственностью. Особенно в вопросах, имеющих отношения к сборной. Вся эта катавасия с Капелло, с деньгами, с зарплатами, тайны, слухи, долги, дополнительные протоколы – она очень дурно пахнет. Пакт Молотова-Риббентропа какой-то. Да и ходить все время с протянутой рукой очень стыдно. Спасибо, конечно, Алишеру Бурхановичу Усманову за наше счастливое детство, но просить денег на пропитание – это неправильно. Во всем мире футбол живет за счет рекламы, за счет телевидения, за счет грамотного маркетинга. И живет неплохо. Не самая могучая турецкая лига, на всякий случай, получает от телевидения порядка 600 миллионов долларов в год. Мы получаем копейки.
Что касается Толстых… Я с уважением к нему отношусь, он много сделал для отечественного футбола – и как игрок, и как менеджер. До поры до времени Николай был абсолютно на месте, а в РФС у него просто не получилось. Не сложились отношения с клубами, с лигой, не нашлись спонсоры, много других причин. Я Николаю говорил: лучше уйди сам, не дожидаясь, пока тебя скинут. Но он, видимо, рассчитывал, что все-таки удастся переломить ситуацию в свою пользу и получить поддержку в профессиональном сообществе. И ушел, кстати, «на тоненького»: почти половина участников Конференции проголосовали за него.
Толстых сделал один правильный, сильный шаг – затеял, но не успел довести до логического завершения борьбу с так называемыми агентами. Это мировая тенденция, теперь начало и у нас положено. Надо дальше разбираться с этой публикой, которая живет по понятиям и губит молодых игроков на корню. Один простой пример приведу: мальчик по фамилии Соловьев, который очень неплохо начинал в «Динамо» и которого потом агент перекупил, срубив миллиончик, - где он теперь, не припомните?
- В дубле «Зенита».
- По-моему, и там его уже нет.
- Агентская тема – проблема первого уровня?
- Первого.
- 600 миллионов долларов, вы сказали. Можно приводить другие цифры, на порядок убедительнее: Англия, Германия, Италия. А российский футбол, с вашей точки зрения, обладает бизнес-потенциалом?
- Конечно, почему же нет? С точки зрения медийной футбол есть шоу, а не изнуряющая тело и душу борьба за очки. Футбол – игра, наслаждение, драйв, но его нужно раскрутить, обернуть и подать к столу в лучшем виде, как всякое зрелище. Мы ведь умеем делать медийные вещи. Посмотрите, какую Олимпиаду отгрохал Эрнст! Да, копейка была потрачена большая, но весь мир был потрясен церемониями открытия и закрытия сочинских Игр. Вот можем же!
И очень правильно, что мы пришли к созданию федерального спортивного канала. Мне, например, непонятно, почему канал, который позиционируется как спортивный, показывает нам детективы, да еще такие дешевые и бессмысленные…
 


Предыдущая новость Следующая новость Вернуться к списку

Новости

Суббота, 26 марта 2016
Александру Аверьянову нужна ваша помощь!

 Александру Аверьянову нужна ваша помощь!

ООТФ просит помочь известному тренеру

Подробнее

Вторник, 18 мая 2010
Омари Тетрадзе: Сейчас самое главное - вернуть игрокам «Волги» уверенность в себе

Омари Тетрадзе: Сейчас самое главное - вернуть игрокам «Волги» уверенность в себе

Эксклюзивное интервью нового главного тренера нижегородского клуба

Подробнее